Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Почему никогда нельзя признаваться в измене.

перепост Дмитрия Быкова

здесь
http://ru-bykov.livejournal.com/1766749.html

или здесь
http://sobesednik.ru/dmitrij-bykov/20130718-dmitrii-bykov-obyasnil-pochemu-nikogda-nelzya-priznavatsya-v-izmene

У Юрия Трифонова в повести «Долгое прощание» есть замечательный эпизод: Лёля, красавица-актриса, решается во всем признаться мужу.

«И эта правда, вся правда, голая правда была исступленней и голей, чем самая голая страсть. Он истерзывал, выпытывал из нее все: про того, другого, всех давнишних, и она рассказывала до конца, отдавала эту жалкую правду, они оба как будто сошли с ума. Теперь-то ясно, что было той ночью: конец. Но они не понимали, им казалось, что начинается что-то новое, необыкновенное».

Очень точно. Такая голая правда возбуждает иногда сильней, чем самая откровенная нагота. Это как бы новая доверительность, еще одна ступень в отношениях – вот теперь мы знаем друг про друга всё. И это одна из самых соблазнительных, но и самых необратимых ошибок: если узнали друг про друга всё – это действительно конец.

Дальше – только расходиться: и потому что сказано все самое стыдное (а стыдного потому и стыдятся, что жить после него уже как-то неприлично), и потому что двигаться дальше некуда. И еще одно наблюдение: есть трещины, которые не зарастают. Разовая измена простительна, ничего в ней нет страшного, но рассказать о ней – значит придать ей статус события. И тут уже надо принимать решение. Помню случай из собственной молодости, когда девушка – хорошая девушка, честная, устав выслушивать мои расспросы и попреки, угрюмо сказала: слушай, либо ты мне прощаешь это и мы пытаемся срастись опять и жить дальше, либо давай расходиться. И я сказал: давай расходиться, не срастемся. Потом я много раз об этом жалел, да и она, я знаю, тоже, но всё мы сделали правильно.

Леонид Зорин, чьи «Покровские ворота» выучили беречь друг друга не одно поколение зрителей, сказал мне однажды: «Даже если жена застала вас в постели с другой, не признавайтесь. Почему голый? Шел из ванной, помылся. Почему здесь эта женщина? Зашла выпить чаю, жарко, разделась. Врите что хотите, но не признавайтесь в измене, потому что на самом деле простить не может никто».

Вообще-то я всегда за честность, да и не приходится мне, к счастью, решать подобные дилеммы в личной практике. Но всем, кого они мучают, хочу сказать с абсолютной откровенностью: никакие новые времена и новые нравы ничего не изменят, любовь – чувство собственническое, и ни одна тройственная либо полигамная семья не избежала кризиса и краха. Герцены – Тучковы-Огаревы – Гервеги, Маяковские – Брики, коммуны любого типа, от слепцовской до хипповской, – все это кончается драмой, для любви нужны не один и не трое, а двое, дети и родители не в счет.

Напишите письмо. Хоть в газету. Хоть нам. Но не рассказывайте никому. Потому что с тех пор, как вы это рассказали, все кончено. И там, где вы никому надолго не нужны, и тут, где вы нужны всем.


и ещё, автор Джон Шемякин ( я открыл его после НТВ "Школа злословия")
http://gilliland.livejournal.com/362467.html?view=10583779#t10583779

Из моральных наставлений Александры Ивановны
Не знаешь, что ответить, отвечай отчётливо и громко. Пусть ты будешь выглядеть при этом дураком! Пусть! Это и не страшно, и привыкать тебе особо не нужно. Но каким же замечательным дураком ты будешь выглядеть! Надёжным. Полным сил. Здоровым. Телесно и душевно совокупным.

Прелестным таким, задорным дураком. Опорой. А не так, как сейчас: торопливым, комкающим окончания идиотиком, слабеющим на глазах под градом улик. Пойми, Джон, бодрость духа, живость, умытость, умеренное использование одеколона обеспечит тебе карьеру, несопоставимую по величию с путём выкрученного неврастеника, боящегося сказать глупость..."



"Понимаешь, Джон, люди очень доверчивы. Особенно люди доверчивы в своих пороках и увлечениях. Для тебя это, уверена, понятия неразделимые. У некоторых так не получается, а у тебя всё отлично в этом плане, не различишь где что... помнишь, ты марки решил коллекционировать и чем это закончилось?

Главное, чтобы ты запомнил: хочешь грамотно, обильно и безопасно блудить, не опасаясь теней и шорохов, не шарахаясь к окну при скрипе двери - заведи свой собственный публичный дом. А не мотайся по одиноким истеричным бабам, мечтающим сожрать тебя при выходе из ЗАГСа.

Хочешь быть азартным как дядя Лева, но без опасения очнуться в снегу без штанов, с тревожными ощущениями в заднице , отгоняя вывихнутой рукой собаку, которая грустно лижет тебе лицо - пора задуматься о том, чтобы стать содержателем притона с бурой и очком.

А иначе на твоих пороках будут зарабатывать другие, что в нашей семье считается недопустимым и обидным...

И никогда ни в чём не сознавайся! Жена сама себя убедит, что это ей померещилось. А не убедит - зачем такая нам нужна?

Вот настигли тебя прямо на месте преступления. Мужественно глядя в окно, скажи, что вот эта, та, да, в кудрях, тащила тебя покалеченного, на себе семь километров по лесу, к нашим, а теперь пришла одинокая и растерянная, мол, чтож тут поделать, дорогая, уловил, да, основной вектор?! Не сознаваться! Упорствовать! Отвергать соблазн признаний! Я в тебя верю".