March 30th, 2014

К. Ильинский : о хеджировании, "хвосте" и Макаревиче

https://www.facebook.com/kirill.ilinski

О хеджировании, «хвосте» и Макаревиче

Самый большой челендж при разговоре с корпоративными клиентами про хеджирование – это объяснить, что не надо хеджированть небольшие колебания. Их можно хеджировать. Просто - не нужно. Можно купить опционов и ни о чем больше не думать, кроме того, что ты теперь списываешь деньги каждый день. Можно пытаться правильно выбирать время – таймить, и покупать опционы только когда кажется, что пора. Даже у нас так не всегда получается, а у нас это – основное занятие. Интересно, что вот эти наблюдения обычно споров не вызывают. То, что концептуально болезненно принять – это то, что хеджирование за нулевые деньги чего то, что просходит прямо сейчас обычно создает «хвост» - риск угрожающих жизни потерь. Риск, которого раньше не было. Поэтому такой хедж – это и не хедж вовсе.

В финансах убивает потеря ликвидности. У болезни могут быть разные первопричины – рыночный риск, операционка, но причиной смерти становится именно потеря ликвидности. Предприятие-экспортер хеджирует свою выручку, продавая валюту вперед. И думает, что не боится дорожающего доллара, потому что «мне это хорошо». Опять же, делать это приятно и несложно – продал форвард и наслаждайся каждый день деньгами, приходящими из разницы процентных ставок. Но дальше приходит «разнос» (ну или называйте как хотите), и выясняется что: а. продажи упали и цены на экспорт упали - бизнесу и так очень больно, но, по крайней мере, это внутренний бизнес риск; б. Все хеджирующие позиции теряют деньги и надо либо доносить (как для финансовых организации) деньги, т.е. потеря ликвидности, либо, занимая кредитные и торговые линии, ограничивать возможности своего основного, и так уже страдающего, бизнеса. Звучит теоретично, но именно так и болели в 2008г «слоны» типа Ролс-Ройса и Аэробуса. Что тут важно: хедж за нулевые деньги часто убирает маленький финансовый риск-шум и создает дополнительный экономический-катастрофический риск.

Для тех, кто уже перестал читать, думая что это все о каких-то «космических» финансах, переговорю просто: не надо подавлять любое мелкое отклонение – это дорого и хрупко. После «Арабской Весны» Талеб с кем-то написал статью, о том, что демократия важна как элемент стабильности, а тоталитаризм, жестко подавляя мелкое инакомыслее, структурно нестабилен. Мне тогда показалось, что это коньюктурно, как и практически все что он пишет. Да и на «Весну» я не был позитив – что сейчас и пронаблюдалось, везде стало хуже. Но размышляя о том, как поляризовал Крым общественное мнение в стране, в промежутках между разговорами с клиентами, невольно приходят аналогии.

Можно, конечно, штрафовать за разговоры. После Крыма я в офисе ввел штраф в 100 фунтов за политические споры, не имеющие отношения к инвестиционому процессу. А то производительность упала, и люди все переругались. Но я это сделал после «демократической» консультации. У нас народа не много, так что консультации - это быстро и недорого. Но вряд ли это такая рабочая модель для общества и цензуры. Опять же, Сонин и «Ведомости» будут недоволены.

Поэтому - всегда будут озвученые вопросы, поляризующие общественность. Если так или иначе не уметь такие ситуации обрабатывать, то три-четыре вопроса раздробят общество – функция два в степени н очень быстро растет. Подавлять вопросы и искусствено убирать разнообразие (читай – инакомыслее) – структурно нестабильно (см. выше). Поэтому надо конструктивно работать с оппозицией.

Наличие оппозиции говорит о присутствии гражданской позиции. В коротко-срочной перспективе это геморройно, но в средне-срочной перспективе – очень полезно. Людей, у которых нет позиции ничем, ничем кроме потребления не завлечь – а это дорого и не продуктивно. Люди с позицией вовлекутся в разговор сами, и повернутся сами. И изменятся сами. И точки зрения сойдутся. Одна из основных мотиваций в споре – это эго. Любой менеджер знает – посади спорщика за руль и он сам будет рулить, в твою сторону, эффективно и недорого.

Это хорошо, что у Макаревича по Крыму есть гражданская позиция. Может быть жалко, что она именно такая. Но все равно – хорошо что она есть. Можно, конечно, загнобить кумира нашей юности. Но пользы от этого, кроме вреда, не будет никакой. Макаревича надо «ангажировать» - послать на Украину, договариваться, сглаживать и сближать. И сразу станет понятно, что все не просто, правды разные, все правы. И Макаревич либо чего-то добъется, либо перестанет громко возражать. В обоих случаях – это положительный исход. Но давить –не надо, зачем создавать еще одного героя нашего времени?

Работать с оппозицией трудоемко. Это постоянное неудобство. Но это неудобство – такая малая плата за несоздание структурной неустойчивости, опасного «хвоста». А заодно еще и недорогой канал информации о внутренних изменениях, и инструмент менеджмента ситуацией. Короче, дорожные споры – это важно, это не только «когда больше нечего пить».